О факторах, влияющих на скорость изменений в терапии

О чудесных мгновенных изменениях у клиентов в сети ходит много слухов и легенд. Человек годами мучился со своей психологической проблемой, которая мешала не то чтобы добиться огромного успеха, а просто построить обычную нормальную жизнь. Потом пришел к психологу и за один сеанс (ну ладно, за два, по два часа) просто стал другим человеком. Звучит захватывающе, очень хочется верить. Другой человек, начитавшись отзывов, идет к тому же специалисту, платит деньги, старается вроде, проходит несколько сеансов, но что-то в жизни все как было, так и осталось. В чем же дело? Неужели все эти психологи просто шарлатаны и сами себе отзывы пишут? Шарлатаны конечно тоже встречаются, но в данном случае дело, скорее, не в этом. Реально быстрые изменения возможны, просто далеко не всегда и не для всех. У меня тоже есть примеры, когда удалось провести всю работу за один сеанс, но в то же время есть и такие, когда требовалась регулярная напряженная работа раз в неделю на протяжении полугода и более. И когда меня спрашивают еще до начала работы, сколько времени займет решение той или иной проблемы, мне сложно ответить однозначно на этот вопрос, потому что есть ряд факторов, влияющих на процесс терапии, которые нужно учесть, чтобы делать хоть какие-то выводы. А не видя всей картины, сложно что-то там предсказывать. Но даже имея четкое представление о ситуации клиента, можно ошибаться в прогнозах.

 

В любом случае можно в общих чертах определить, возможны быстрые результаты или нет. Для этого важно понимать и учитывать те факторы, которые являются определяющими в терапии.

 

Давайте сперва просто перечислим их, а потом разберем каждый более детально.

 

Итак, на скорость и длительность терапии влияют:

 

1. Сложность проблемы.
2. Запущенность психологической проблемы.
3. Готовность к изменениям и берет ли клиент ответственность за свою часть работы на себя.
4. Возраст
5. Доверие к психологу и готовность следовать его инструкциям.
6. Ресурсность клинта.

7. Наличие цели, мотивация.
8. Гипнабельность клиента.
9. Эмоциональность клиента, умение чувствовать себя.
10. Уровень психолога. Подходит ли психолог и выбранное направление терапии.

 

1. Размер и сложность психологических проблем.

 

Для многих людей, мало знакомых с психологией, понятие сложности психологических проблем очень размыто. Иногда люди думают, что если что-то вызывает сильные эмоции, то, наверно, проблема сложная. На самом деле сложность проблемы зависит от того, насколько она охватывает личность человека. Например, человек состоялся в жизни, у него все хорошо с общением, достижением целей, семьей и т.д., но есть страх утонуть во время плавания, который в общем-то кроме случаев, когда человек находится на глубине, никак его не беспокоит. Это можно рассматривать как относительно простую проблему. Она, как правило, не затрагивает остальные части его личности и не влияет на взаимодействие с миром в других сферах жизни, даже если, оказавшись на глубине, человек переживает сильнейшую панику или не плавает вообще.

 

Теперь представьте себе другого человека, который приходит к психологу, чтобы тот помог ему с очень простой (по его мнению) проблемой – наладить общение с противоположным полом, построить отношения и завести семью. Но этот клиент в 30 лет живет с мамой, которая решает за него большинство проблем и стремится привязать его к себе, чтобы он не уехал, и она не осталась одна. У него низкая самооценка, поскольку нет особо никаких достижений и мама все время давала ему понять, что без нее он не справится, с детства подавляя любые устремления к самостоятельности. Более того, где-то в глубине души он боится маму, боится ее расстроить и боится ее гнева, потому что с детства она ему вбивала в голову, что всегда права. И он переносит все это на отношения с женщинами. Это сложная проблема. Здесь нужно очень много комплексной работы, чтобы человек стал самостоятельным, научился принимать решения, не боялся ошибок, чтобы у него сформировалась уверенность в своих силах, и он начал достигать результатов в своей жизни. Чтобы все это в конце концов легло в основу хорошей самооценки. И только потом отделившись от мамы он сможет строить какие-то отношения.

 

Теперь представьте себе, что с таким же запросом (не получается завести длительные отношения) приходит другой человек. У него все нормально с самостоятельностью, но измена матери отцу и последовавший за этим развод привели к тому, что он перестал доверять женщинам и избегает сближения. А если сближается, то начинается неадекватная ревность без причин, постоянные проверки и контроль. Поэтому из-за давления начинаются ссоры, отношения как-то не клеятся, женщины уходят, если он не уходит первым. Эта проблема проще, чем описанная до этого.

 

Как вы понимаете, легче избавиться от страха собак, даже если человек был больно искусан и пережил сильнейшие негативные эмоции, чем решить проблему с общением(отношениями, дружбой), если над человеком 10 лет в школе мелко издевались одноклассники (насмехались, дразнили, игнорировали), потому что в результате этих событий произошла деформация личности, сформировался комплекс неполноценности, а так же искаженное восприятие других людей. То есть проблема охватывает большую часть личности.

 

2. Запущенность проблемы.

 

Запущенность проблемы во многом связана со сложностью, но, несомненно, заслуживает отдельного описания. Суть заключается в том, что чем раньше человек начинает решать свою психологическую проблему, тем легче она решается. Чем дольше он живет с проблемой, тем больше психика адаптируется и перестраивается под проблему, тем больше проблема обрастает новыми защитами, петля обратной связи замыкается на себе и усиливает проблему. Это правило работает не всегда, но достаточно часто.

 

Давайте разберем на реально примере.

 

Не так давно я опубликовал пример консультации, где удалось помочь парню избавиться от панических атак за один сеанс. Во многом мне это удалось благодаря тому, что он быстро попал ко мне на консультацию, и эта небольшая проблема не переросла в серьезный невроз. В то же время были клиенты, которые до встречи со мной уже жили с аналогичной проблемой много лет. Чтобы помочь им потребовалось гораздо больше времени и усилий. Там работы хватит на целую книгу. Почему так?

 

Чтобы понять разницу, давайте посмотрим, что происходит с человеком, по мере того, как он живет со своими паническими атаками.

 

Стоит начать с того, что сами по себе панические атаки уже как правило являются результатом каких-то нерешенных проблем в прошлом. Например, причиной (или одной из причин) возникновения панических атак у 3 моих клиентов были проблемы в отношениях (в прошлом или настоящем), которые привели к сильному стрессу и первым приступам. То есть первый приступ паники – это уже усложнение простой проблемы. Далее, когда случается первая паническая атака (сильный страх, стучит сердце, начинаются трудности с дыханием или происходит потеря сознания и т.д.), человек сильно пугается, что у него какая-то серьезная проблема со здоровьем и обращается к врачам. Врач пытается определить, что же не так, поэтому отправляет сдавать бесконечное количество анализов, убедившись, что по его части проблем нет, отправляет к коллегам. И так человек может очень долго ходить от врача к врачу, пока не найдется тот, кто сможет определить, что же на самом деле происходит. И то, не сразу верится, что проблема с нервной системой, кажется что болен неизлечимой болезнью, просто врачи плохие – не могут определить реальную причину(такое, кстати, тоже часто бывает). Иногда это может продолжаться пол года – год. Все это время человек испытывает постоянную тревогу из-за неопределенности. Тревога является дополнительным стрессом, который накапливается и способствует дальнейшим сбоям в работе нервной системы. Это приводит к повторению панических приступов. Также на этом этапе ситуация усложняется страхом повторения панической атаки. Появляется фобия, связанная с обстоятельствами первых приступов. Например, если паника началась в метро, человек стал задыхаться, закружилась голова, и он потерял сознание – он будет бояться ездить в метро. Если дома – может возникнуть страх оставаться одному. Если бы после первого панического приступа  человеку просто подробно объяснили, что с ним происходит и успокоили, это бы уже позволило убрать большой пласт проблемы и снизило тревогу. Но поскольку человек не понимает, что с ним происходит, то в голове начинает рисовать самые страшные картины (самогипноз), тем самым усиливая тревогу и страх смерти. Люди, которые достаточно долго находятся в таком состоянии и пережили несколько приступов панических атак, становятся очень мнительными, все время прислушиваются к любым своим мелким ощущениям. При этом нарушается сон, а значит, психика еще меньше отдыхает, и ей еще сложнее справляться с психологическими нагрузками. Все вместе это сильно усложняет проблему.

 

Далее, даже если человеку поставили правильно диагноз и отправили к психологу, найти хорошего специалиста, который умеет работать с паническими атаками не так просто. Часто человек попадает к психиатру в каком-нибудь медицинском учреждении. Психиатры редко занимаются психотерапией. Да и многие из тех, кто столкнулся впервые с паническими атаками, чаще всего ждут быстрого и простого решения, то есть таблеток, рецепт на которые им и выписывает психиатр. Иногда таблетки могут дать эффект, как в общем иногда и панические атаки могут пройти сами по себе, если источник стресса ушел и психика смогла переварить проблему. Все же у нас есть встроенные механизмы саморегуляции. Но чаще человек получает либо очень слабый результат, либо вообще никакого. Тогда начинаются поиски того, кто все же сможет помочь. Клиенты мне рассказывали, что до меня были у психиатра, нескольких психологов, экстрасенсов, бабок, ездили в монастыри. Если все это длится достаточно долго и проблема никак не решается – человек постепенно начинает у себя внутри верить, что это нельзя решить, что это навсегда. Если после первых приступов человек все еще смотрит на панические атаки, как на какую-то временную проблему и стремится к норме, то человек, который уже несколько лет мучается с этой проблемой, свое состояние считает нормой, а выздоровление чем-то нереальным. То есть проблема уже стала частью его личности, захватила другие сферы жизни. Часто в связи с этим человек ощущает свою неполноценность, пропадает уверенность в себе и своих силах, постоянная тревога мешает сосредоточиться. Возникают проблемы с работой, личными отношениями. Очевидно, что если человек приходит на консультацию в таком состоянии, не веря, что ему вообще можно помочь, работать с ним будет очень и очень сложно. Наивно полагать, что такому клиенту можно быстро помочь за пару сеансов. Именно поэтому запрос может быть один и тот же “помочь избавиться от панических атак”, а времени и труда во втором случае потребуется гораздо больше.

 

3. Готовность к изменениям и берет ли клиент ответственность за свою часть работы на себя.

Эта часть статьи о тех клиентах, которые ищут «волшебную таблетку».

 

Обычно терапия – неприятное занятие, потому что придется прикладывать усилия, ковыряться в неприятных вещах, которые давно хотелось забыть, совершать поступки, чтобы жизнь начала меняться, возможно прийти к неприятному осознанию своих ошибок и тех возможностей, которые из-за них были утрачены. И чем сложнее проблема, тем больше усилий и времени потребуется. Кто-то готов к этому, а кто-то хочет, чтобы было быстро и легко, желательно вообще без его усилий. В идеале, чтобы дали такую «волшебную таблетку», которая бы его жизнь изменила, погрузили в гипноз или провели некий ритуал, а он «проснулся» другим человеком. И такие люди могут ходить от специалиста к специалисту в поиске еще более эффективных методик, ожидая от них решения своих проблем, постоянно перекладывая эти решения на других. Ну и конечно обвиняя других в том, что результатов нету. Что интересно, когда такой человек приходит, он уже все знает, он уже все пробовал. Ему и то не помогло, и это не его. Давайте попробуем еще что-то, доктор.

 

Также усложняет работу ожидание быстрых результатов. Клиент либо сразу разочаровывается, если результатов нет здесь и сейчас и уходит к следующему “спасателю”, либо даже когда получает небольшой результат, все равно не доволен, потому что ждет сразу “большой победы”. Он обесценивает свой незначительный результат на фоне больших ожиданий, теряет интерес и мотивацию дальше работать.
Кто-то старательно делает работу, выполняет домашние задания (ссылка), кто-то забывает, не находит времени, ждет, что само как-то получится. Конечно таких клиентов приходится “тянуть”, тратить время на то, чтобы помочь им осознать свою ответственность за изменения, поэтому работа движется медленнее.

 

Еще стоит сказать пару слов о готовности к изменениям. В психике все связано между собой, и иногда, чтобы изменилось что-то одно, должно измениться и что-то другое, потому что одно без другого не работает. Но человек готов менять первое, желая, чтобы второе осталось неизменным.
Например, мужчина хочет свободно общаться с женщинами и не испытывать проблем в постели, но при этом не хочет менять к ним свое негативное отношение, которое скрывает внутренний страх, выросший из отношений с матерью. То есть работа подразумевает пересмотр и изменение отношений с матерью, потом отношение к женщинам, и только потом уже непосредственно общение с ними. Но клиент к этому не готов и сопротивляется любым попыткам обсуждения детско-родительских отношений. Зато хочет чтобы ему сразу помогли “доминировать” над женщинами, получить власть, научиться подчинять и т.д. Прийти от этих представлений к тому, что ему реально поможет – это длинный путь. Бывает, сперва придется безуспешно обойти несколько специалистов, обещающих быстрые и гарантированные результаты.

 

 

4. Возраст.

 

Обычно чем моложе человек, тем психика более пластична, тем легче идут изменения – не страшно пробовать, вся жизнь впереди. Чем старше, тем наоборот, больше опыта (в том числе негативного), больше ригидности и стабильности, сложнее принимать какие-то изменения, сложнее менять привычную жизнь, сложнее рисковать. Исключения из правил конечно же существуют, но обычно проще меняться в 19, чем в 49.

 

5. Доверие к психологу.

 

Доверие определяет, насколько человек готов раскрыться и следовать в том направлении, куда его ведет терапевт. Кто-то полностью доверяет, и работа с ним идет проще, а кто-то постоянно перепроверяет, сомневается, задает вопросы и пытается контролировать работу. Он постоянно находится в сомнениях, нужно ли это делать, пытается анализировать, что происходит, вместо того, чтобы погрузиться в процесс. Иногда клиент недоговаривает что-то важное, без чего не получается собрать целостную картину. Это все может сильно замедлять работу. Мне приходилось работать с клиентами, которые не могут доверять людям вообще, и по сути чтобы решить вопрос, с которым они ко мне обратились, сначала нужно было решить вопрос с базовым  доверием.

 

6. Ресурсы клиента

 

Наличие определенных ресурсов у человека позволяет быстрее достигать результата. Например, человек который привык постоянно учиться, добиваться результатов, у которого уже достаточно навыков в разных сферах, будет двигаться быстрее, чем тот, который не довел в своей жизни ни одного дела до конца и не может вспомнить в чем он вообще когда-либо был успешным. Когда у человека вообще туго с ресурсами, выкарабкиваться из “ямы” бывает очень сложно, тем более, что многие вещи между собой связаны.

 

Сложно иметь хорошую самооценку и уверенность в себе, если нету реального фундамента, на который эта самооценка может опереться.

 

Если говорить о примере, который я приводил выше, когда клиент живет с мамой и привык опираться на ее ресурсы – решение его проблемы должно начинаться с прокачки своих собственных. То есть до того, как браться за вопрос отношений с женщинами, нужно самому повзрослеть и стать самостоятельным. Хотя конечно и здесь бывают исключения – иногда просто находятся женщины, готовые заменить ему маму. И тогда у людей начинаются невротические отношения по принципу дополнения, попадание в зависимость и т.д. и т.п.

 

7. Наличие цели и мотивации.

 

Когда человек точно знает, чего он хочет и зачем пришел, по-настоящему хочет получить изменения, с ним гораздо легче работать, чем, например, с клиентом, который просто услышал от знакомой, что ее жизнь стала лучше после терапии, и тоже решил сходить, а вдруг повезет. Или, не дай Бог, его просто кто-то уговорил сходить, а сам он не уверен, нужно это ему или нет.
Чем более неконкретный, туманный запрос, тем сложнее с ним разбираться. Ведь одно дело, когда клиент приходит с четким желанием разобраться со страхом летать в самолетах, и совсем другое, когда запрос звучит, как “в жизни ничего не радует, не знаю чего хочу, не вижу смысла жить”. Конечно, если он пришел ко мне сам и по доброй воле, то жить, наверное, все же хочет. Но подобное громкое заявление уже говорит о том, что просто и быстро не будет.

 

8. Гипнабельность клиента и развитость воображения.

 

Гипнабельность клиента всегда является жирным плюсом и облегчает(ускоряет) работу. С более гипнабельными людьми всегда легче работать чем с теми, кто тяжело поддается гипнозу. Во-первых расширяется арсенал инструментов, которые можно использовать для работы, во-вторых любые техники идут легче и быстрее. Также помогает развитое воображение, когда человек может очень ярко и глубоко что-то представить. Оно позволяет моделировать ситуации, работать в метафорическом ландшафте и прочими визуальными техниками. Используя гипноз, можно гораздо быстрее найти психологическую травму и проработать ее.

 

9. Эмоциональность клиента, умение чувствовать себя.

 

В терапии много работы ведется с эмоциями человека. Часто без работы с эмоциональной составляющей нельзя изменить когнитивную. Чувства являются тем “мостиком”, который позволяет отыскать причины проблемы, тем болезненным материалом из которого состоит психологическая “рана”. Когда у клиента сложности с тем, чтобы чувствовать свои эмоции, чувствовать ощущения в теле, с ним бывает довольно сложно(иногда вообще не возможно) работать. И наоборот, достаточно просто работать с человеком, который в контакте со своим телом и легко может не только определить, что он чувствует, но и назвать эмоцию, позволить себе ее прожить в контакте с другим человеком. Этот фактор является очень важным в работе.

 

10. Уровень психолога. Подходит ли психолог и выбранное направление терапии.

 

Чем сложнее проблема и клиент, тем выше должен быть уровень психолога. Если проблема большая и запущенная, от психолога требуется глубокое системное понимание происходящего, умение выстраивать терапию под клиента и его особенности. Если же психолог работает в каком-то узком направлении и ограничен в методах, тогда клиенту либо повезло, и это направление подходит, либо нет, и тогда инструменты, которые применяются, не работают. Чем проще проблема и легче клиент, тем больше вероятность, что сработает схематический подход – когда специалист научился что-то делать по определенному алгоритму, без глубокого понимания основ. Но чем сложнее случай, тем больше терапия напоминает искусство, и тем больше требует от терапевта опыта, знаний, интуиции, упорства и терпения для достижения результатов.

 

Собственно, когда в кабинет заходит «легкий» клиент, у которого перечисленные факторы сходятся… например, ресурсный молодой парень, с несложной проблемой, которая длится не долго, хорошо гипнабельный и чувствующий свои эмоции, с развитым мышлением и воображением) – если терапевт хоть что-то умеет и данная терапия подходит, человек вполне может получить быстрый результат, и терапевт чувствует себя молодцом. Все счастливы: терапевт – что хорошо сделал свою работу и получил за это деньги, клиент – что решил проблему и получил результат. Каждому психологу хотелось бы иметь именно таких клиентов – радостных и благодарных, поверьте. Но если специально не фильтровать клиентов, то таких легких не так уж много. Когда за психологической помощью приходит человек с глубоким запущенным неврозом, жизнь которого уже много лет представляет печальное зрелище, потерянный и поникший, запутавшийся в себе, работа иногда напоминает долбежку об стену. Это как клубок с миллионом узелков переплетенных между собой, который надо как-то распутать, но не ясно, где начало и где конец, за какую нить потянуть, потому что все это между собой связано, и одно не дает “отвязать” другое. Такая работа может фрустрировать и вести к эмоциональному выгоранию специалиста из-за бессилия и невозможности помочь. Или от того, что много усилий и стараний было положено, а клиент в какой-то момент разочаровался и бросил. Иногда требуется очень много труда и терпения как от терапевта, так и от клиента, чтобы довести такую работу до конца.

Нет ни одного комментария

Оставить комментарий