Абреакции в психотерапии. Спонтанные абреакции в гипнозе.

Абреакция – отреагирование, эмоциональная разрядка при повторном проживании клиентом травмирующего опыта. Часто абреации являются одной из целей в терапии, поскольку болезненный опыт после эмоционального отреагирования и переосмысления перестает быть травмирующим, и происходит исцеление. Это похоже на вскрытие гнойника когда гной уходит – рана заживает. Многие терапевтические подходы ориентированы на поиск таких воспоминаний и высвобождение негативных эмоций с целью решения проблемы клиента. Но иногда во время сеанса гипноза может произойти и спонтанная абреакция, когда вытесненный материал (например болезненные воспоминания, которые человек не переварил, а как бы задвинул подальше, спрятал сам от себя) поднимается из подсознания сам по себе, вызывая у клиента сильные эмоции. Впервые я столкнулся с этим в самом начале моего знакомства с гипнозом. Я тогда только прошел обучение и еще не был достаточно уверен в своих силах, чтобы применять гипноз в работе с клиентами, поэтому старался отрабатывать с другими людьми (тогда у нас был небольшая группа по интересам). Но с одним из клиентов было невозможно работать любыми другими методами, поскольку он очень сильно подавлял свои чувства. Настолько сильно, что выглядел даже немного роботичным со стороны. Я видел, что у него много вытесненных эмоций, связанных с отцом и понимал, что их нужно достать. Но как бы сильно я не старался до них добраться другими известными мне психологическими приемами, ничего не получалось. Я перепробовал очень многое из того, что знал на тот момент, но результаты были очень слабыми. Тогда я все же решил попробовать гипноз. И это было очень правильное решение, именно то, что нужно было моему клиенту. Буквально через минуту после того, как я начал погружение, клиент стал заливисто смеяться. В первый момент меня это очень сильно смутило. Из-за отсутствия опыта я решил, что он просто смеется над моими тщетными попытками:-). Но присмотревшись, я увидел, что смех этот спонтанный, неконтролируемый(да-да, высвобождение эмоций может быть и в виде смеха,  слез, сотрясений тела, кашля, крика и даже рвоты). На несколько секунд клиент опять “включался” и смотрел на меня непонимающе, мол “что это было?”. А я продолжал наведение транса. Дальше смех начал сменяться слезами, и в конце клиент разрыдался. В тот день мы даже ничего особо не делали, я просто дал ему возможность проплакаться, разрядить эмоции. После этого сеанса мы продолжили работать в гипнозе, и работа пошла очень быстро, а изменения не заставили себя ждать.

 

С того первого случая мне неоднократно приходилось сталкиваться с абреакциями у самых разных клиентов. Иногда при этом человек вспоминал реальные события, вызывающие сильные эмоции, иногда это были просто казалось бы ни с чем не связанные чувства. А бывало, что во время сеанса человек просто отрабатывал эмоцию, а само событие вспоминалось позже.

 

Многие психологи, особенно неопытные, столкнувшись с таким сильным эмоциональным состоянием у клиента, пугаются, не знают, что с этим делать, стараются побыстрее переключить его на что-то другое. Я же наоборот тихо радуюсь внутри, потому что знаю, что мы подошли к чему-то важному. Так же я знаю, что помогу человеку освободиться от этого раз и навсегда, и его жизнь станет гораздо лучше.

 

Как-то у меня произошел очень показательный случай на тренинге. Там было двое студентов, хорошо гипнабельных, которые, когда мы начали отрабатывать техники погружения в гипноз, быстро и легко погружались до среднего уровня транса. Но у них не получалось погрузиться “глубже”. Как только я пытался погрузить глубже одного из них (назовем его Серей), что-то постоянно выбрасывало из транса, будто мешало это делать. А девушка (назовем ее Катя) в какой-то момент чувствовала, что начинает задыхаться, и тоже выходила из транса. Для меня это был не первый раз, когда я сталкиваюсь с подобным. Поэтому я объяснил группе, что скорее всего, если они погрузятся глубже, всплывет какой-то неприятный вытесненный материал. А чтобы этого не произошло, психика не позволяет глубоко расслабиться. Буквально на следующем занятии, когда мы от первых погружений в гипноз перешли к отработке техник углубления транса в парах, Сергей погрузился “глубже” и “поймал” спонтанную абреацию, чем сильно напугал свою напарницу. В какой-то момент его начало сильно клонить в сторону так, что он чуть не упал на пол, и будто что-то начало душить, поднялись эмоции. Он вскочил и со слезами выбежал в туалет. Возможно ему было неловко проявлять такие сильные чувства в группе, может по другой причине… Я в это время помогал другой паре студентов в другой комнате, но меня выдернули с большими перепуганными глазами, чтобы я помог справиться с ситуацией, хотя бояться было нечего – я предупреждал, что такое может произойти, и это нормально, даже хорошо.

 

Когда Сергей вернулся, ему было нехорошо, он смотрел в одну точку и пытался запихнуть назад эти поднявшиеся эмоции. Я предложил Сергею доработать и избавиться от этого навсегда, но ему было не очень комфортно все это проживать перед группой, поэтому он предпочел бы запихнуть их обратно. Он продолжал смотреть в одну точку и пытался успокоиться. В общем это то, что делает большинство людей, когда такая сильная реакция вдруг возникает в их повседневной жизни – они стараются отвлечься, переключиться на что-то приятное или забить негатив алкоголем, препаратами, сладостями. Я же считал более правильным проработать это прямо сейчас. Время приближалось к обеду, поэтому я принял решение отпустить группу и доработать это с ним наедине.

 

Процесс пошел очень легко. Часть, которая душила, сперва предстала в виде чертика, но в конце концов, когда я помог ему выпустить эмоции, она оказалась обиженным травмированным ребенком. Через 20 минут все закончилось, и Сергей чувствовал себя хорошо. Мы пошли обедать вслед за остальными ребятами. Сам процесс был не из приятных, но это дало хороший результат. После этого Сергей мог погружаться гораздо глубже в транс без каких-либо проблем.

 

Что касается девушки, я тоже оказался прав. Позже выяснилось, что ее сложности в погружении были связаны с травмой во время рождения. Эта травма также была отработана во время тренинга.

 

Интересно, что чем больше у человека вытеснено эмоций, тем ближе к “поверхности”(сознанию) они находятся, и тем легче поднимаются на сознательный уровень. В таких случаях достаточно неглубокого транса для того, чтобы случилась абреакция. Когда всего слишком много, оно с большей силой стремится подняться наверх, а любое послабление ведет к спонтанной разрядке. Есть мнение, что именно это становится причиной первой панической атаки. Человек долгое время вытесняет и накапливает в подсознании непрожитые эмоции, и в какой-то момент стресс “срывает крышечку с кастрюльки”, и все накопленное напряжение вырывается наружу – случается спонтанная разрядка. Но поскольку всего очень много и сразу, реакция бывает настолько сильной, что человеку кажется, что он умирает. Потом уже добавляется страх снова пережить приступ или умереть, стремление еще больше все контролировать и т.д. Но это тема другой статьи. Здесь, чтобы было еще понятнее, я вернусь к метафоре, которую уже приводил в заметке о работе с паническими атаками. Представьте себе море. Сознание – это то, что над поверхностью воды, а подсознание – то что под ней. Когда человек что-то вытесняет из своего сознания, он заталкивает это под воду и старается удерживать это там. И все эти вытесненные вещи находятся на разной глубине. Что-то совсем близко к поверхности, а что-то наоборот достаточно глубоко. Случай, что я описал в начале статьи, является хорошим примером того, когда вытесненный материал был совсем не глубоко. Интересно, что когда мы прочистили верхние слои, он уже легко погружался в транс как со мной, так и самостоятельно, но никаких спонтанных абреакций больше не было. И в то же время значительно снизился самоконтроль в повседневной жизни – тело стало более расслабленным, речь и движения более плавными, легкими и уверенными.

 

Чаще всего, конечно, абреакция сопровождает воспоминание о травмирующих событиях. Чтобы их “вскрыть” не обязательно нужно использовать гипноз. Иногда они “вытаскиваются” в процессе доверительной беседы, ассоциативно, иногда различными психологическими приемами. С другой стороны ассоциацию может вызвать картина, похожая на травмирующую ситуацию, увиденная в кино, или прочитанная в книге. Женщина, будучи изнасилована в детстве, может совершенно не помнить само событие, но каждый раз плакать, видя аналогичную сцену в фильме или слыша об этом от кого-то. У одной моей клиентки сильная эмоциональная реакция была на сцены расставания в книгах и кино. Оказалось, что аналогичные события были у нее в детстве. Когда мы с этим разобрались, она с удивлением обнаружила, что теперь может спокойно их смотреть.

 

Принято считать, что люди, вытесняя из сознания травмирующие воспоминания, забывают о них. Но бывает и наоборот. Мне встречались клиенты, которые хорошо помнили событие и спокойно рассказывали о нем (не только мне), при этом утверждая, что оно уже давно “отболело” и там больше ничего нет. Иногда это действительно так. Но часто они просто диссоциировались от болезненных эмоций, которые сопровождали событие, отделили их от себя и от картинки воспоминания, но не прожили до конца. Когда мне удается с помощью специальных терапевтических приемов помочь им снова глубоко погрузиться в этот опыт, ассоциироваться с эмоциями, оказывается, что там огромное количество “застрявших” чувств, которые много лет только и ждали, чтобы их отработали.
 
Мне запомнился очень яркий пример, когда разбирая проблему с клиентом по скайпу, он спокойно рассказывал о своей матери. Я отловил, как у него еле заметно дрогнул голос на некоторых словах о ней. Я попросил повторить эти слова еще раз. Он повторил и неожиданно для себя разрыдался.

 

Я всегда говорил своим ученикам о том, что сильные эмоции у клиента в процессе терапии – это хорошо, потому что они указывают нам на то, что травма найдена. Гораздо хуже, когда у человека вообще нет эмоций, когда все заблокировано настолько, что просто вербальной работой не пробиться. Но важно провести четкую границу между терапевтической абреакцией и ретравматизацией. В некоторых случаях, человек наткнувшись в своей жизни на событие, аналогичное тому, которое его травмировало в прошлом, снова начинает испытывать сильную психологическую боль, с которой он не справился в первый раз. Это по сути состояние негативного транса, потому что человек “выпадает” из реальности и снова оказывается в ловушке своих чувств, не имея возможности справиться. Чтобы было понятнее, представьте себе мужчину, от которого уходит жена, с которой и так отношения были не очень и он вроде бы и сам давно понимает, что им нужно расстаться. Но в момент когда она собирает чемоданы и действительно уходит, у него начинается сильнейший стресс, паника, слезы, он становится на колени и просит ее не уходить. Почему так? Если он когда-нибудь пойдет на терапию и ему удастся докопаться до причины – он узнает, что похожая ситуация была, когда мама на долгое время оставила его у бабушки, а он днями напролет плакал и ждал ее. И сейчас это уже не взрослый мужчина на коленях просит жену остаться, а маленький ребенок боится, что мама никогда не вернется. Реально она ему не нужна, просто ее уход ассоциативно напомнил о детской травме, активировал ту часть личности, которая до сих пор до смерти боится таких уходов. Как только жена решит остаться, эта часть успокоится и он сам не будет понимать, что это было, почему он так сильно отреагировал, ведь он и сам давно чувствует, что пора расстаться.

 

В результате ретравматизации травма не уходит, а может наоборот усиливаться, так же как и защитные механизмы, чтобы уж наверняка не было повторений. То есть если до этого приведенный в нашем примере мужчина просто старался для женщины, делал все, чтобы она не ушла, был хорошим, то теперь он может вообще женщин не подпускать к себе, чтобы не испытывать этого чувства брошенности. Или же пытаться следующую женщину подавить и привязать к себе морально и материально так, чтобы она уж 100% никуда не делась. Кстати, контролирующие мужчины, склонные к абьюзу вполне, могут быть такими вот оставленными в детстве мальчиками.
 
Терапевтическая абреакция от ретравматизации отличается в первую очередь тем, что действительно позволяет “переварить” этот негатив и избавиться от патологического сценария навсегда. Но при правильном подходе болезненную ретравматизацию можно использовать для вытаскивания первой травмирующей ситуации и отработки болезненных эмоций. У некоторых людей они только так и достаются.

 

Например, один мой клиент очень сильно “цеплялся” за людей, боялся их расстроить и потерять, старался быть хорошим для них. Особенно для близких. Сложно переживал, если люди не проявляли к нему внимания, ему сразу начинало казаться, что что-то идет не так. Ко мне обратился после расставания с девушкой, которую не мог забыть достаточно длительное время. В процессе работы я никак не мог вытащить первичную ситуацию, хотя уже имел четкое представление, где и что искать. Но подсознательно клиент сопротивлялся, не хотел снова переживать негатив из прошлого. В какой-то момент я заметил, что он не просто цепляется за людей, он избегает оставаться один вообще. То есть он старается не быть один никогда. Я дал ему задание сделать совершенно противоположное – в выходной день закрыться дома, отключить телефон и не делать ничего, просто наблюдать свое состояние и погружаться в него, позволить себе ассоциативно выйти на ситуацию, которая была причиной. По сути спровоцировать у себя ретравматизацию и через нее вытащить корень проблемы. Конечно, там был еще целый ряд инструкций, что и как делать в процессе и потом. И он все их успешно выполнил. Оказалось, что в детстве взрослые оставили его одного дома и куда-то ушли. После обнаружения корней, проблема одиночества быстро решилась.

 

Это один из случаев, когда выйти на причину псиологической проблемы в прошлом было достаточно сложно. Когда же у человека вообще заблокированы любые эмоциональные реакции – практически невозможно. В самых сложных случаях бывают полезными телесно-ориентированные направления терапии. Самому мне довелось поучиться одному из подходов, хотя я к сожалению почти никогда не использую его в работе по ряду причин.
Таких подходов достаточно много, и они могут кардинально отличаться друг от друга. Какие-то очень болезненные, какие-то наоборот приятные. Я учился тому, который можно назвать приятным. Как это выглядит? В процессе идет массаж тела особым образом. Когда это делается хорошо и правильно, то ощущения такие, будто тебя не человек массирует, а просто очень приятные теплые волны разливаются по телу сами по себе. Такой массаж длится какое-то время, человек при этом очень расслабляется, входит в состояние транса и вдруг неожиданно сам для себя начинает плакать, вспоминает болезненный опыт. Получается вхождение в транс через тело, если хотите гипноз посредством массажа. Но у меня было и так, что сеанс закончился, человек был спокоен и расслаблен, потом вышел покурить, и там поднялись эмоции, полились слезы. Здесь абреакция происходит совершенно спонтанно. Поднимается то, что ближе всего к поверхности и больше всего готово к работе. Конечно и этот подход кому-то подойдет больше, кому-то меньше.

 

Другие методы подразумевают массирование и продавливание различных точек на теле, различные упражнения, включающие движения и особые способы дыхания. Все это имеет место быть и может быть очень эффективным для конкретного случая. Часто освобождения от этих эмоций бывает достаточно для того, чтобы произошло исцеление, но во многих других случаях требуется больше работы – переосмысление опыта, изменение убеждений связанных с ним.

Нет ни одного комментария

Оставить комментарий